Свобода слова (или, когда её нет)

Это общеизвестный факт, что в отсутствие свободы слова демократия не может быть здоровой. Но, обычно, мы не обращаем на неё особое внимание, принимая её как данность. А может быть, мы чувствуем свободу слова, тоже когда её по факту нет?

Тишина

Понятие свободы слово, находящееся в либеральных демократиях, имеет некоторые нюансы: в Италии, например, человек, оскорбляющий президента республики, совершает уголовное преступление; также в некоторых странах мира так называемый “язык вражды” является преступлением. И в каждой стране есть свои специфичные запреты.

Кроме того, существуют “табу”: те темы, о которых законно говорить, но которые общество считает морально недопустимых. Это, например, фашизм в Италии, нацизм в Германии или в западном мире критика Израиля или похвала Ассада, Ким Чен Ына, Дутерте или даже Путина. В связи с этим, американский учёный и философ Ноам Хомский в 1998 году писал, что “хитрый способ держать народа пассивным и послушным — сильно ограничивать спектр приемлемых мнений, но позволять очень оживлённое обсуждение внутри этого спектра”. Отличный пример этой теории мы найдём в дискуссии, происходящей в Италии, об отношение с Россией, а именно о санкциях вследствие аннексии Крыма: на дебатах, никто не задумывается, являются ли санкции справедливыми, а всегда речь идёт только о их эффективности, или о их невыгоде для итальянской экономики. Но действительно ли аннексия Крыма являлась не легитимной? А если да, обязательно ли надо наказать страну, нарушающую международную право? А если да, как мы (Великий Запад) наказуем Турцию, оккупирующую третью часть Кипра — страной член ЕС — или Израиль, захвативший Голан от Сирии? Такие вопросы отсутствуют во всех дебатах, потому что они не попадают в спектр допустимых речей.

Но это не всё. Если такие ограничения свободы слова действуют на журналистов, политиков, комментаторов — людей, для которых выражение своего мнения является не только правом, но и профессиональной обязанностью —, обычному гражданину приходится противостоять гораздо более жестким ограничениям.

Я это осознал только совсем недавно: год назад, когда фирма в которой я работал решила уволить сотни сотрудников, среди которых был и я. Сразу все мои близкие друзья и родственники, итальянские и русские, мне посоветовали — даже можно быть сказать приказали — временно прекратить писать о политике в своём блоге и в социальных сетях. Я, конечно, открыто сопротивлялся такому совету, но, в полной искренности, я тогда старался немножко отойти от животрепещущих политических тем: да, я действительно чувствовал возможность того, что некоторые работодатели, читая мои статьи и не соглашаясь с моим мнением, могли бы отказаться от собеседования или, по крайней мере, рассматривать меня (и моё резюме) с недружелюбным отношением.

Даже сейчас, имея стабильную работу, я иногда чувствую некоторое давление от своих близких: они убеждены, что выражать своё мнение — опасно. Даже если мнение вполне адекватно и чётко объяснено, бывает конкретный риск — так считают они —, что какой-то нездоровый человек, будучи обиженным, мог бы заставить кого-то не произносить неприятные слова. Или если такой человек имел бы высокий статус, он мог бы создать какие-те трудности, связанные с работой или с правосудием. Во всяком случае пострадает семья. Ответить на эту аргументацию трудно, потому что гипотетически действительно всё может быть.

Но я не могу принять эту реальность: я считаю, что распространение мнения (и информации) является правом каждого гражданина. И особенно когда некоторые теми или взгляды с трудом находят место в публичной речи, где основные журналисты и комментаторы не осмеливаются противостоять единой правде продиктованной властью, именно тогда, я считаю, мы все должны работать чтобы другие знали, что другое мнение, другое осмысление реальности, возможно. Какой ценой? Стоит ли пострадать, чтобы защищать это право? Демократия работает только если граждане правильно информированы; поэтому, защищать свободу слова означает защищать демократию.

Но свобода слова имеет значение тоже в нашей повседневной жизни: выражать откровенно своё мнение, без страха общаться с другими, является не только знаком смелости, но, особенно, знаком независимого интеллекта. Думать самостоятельно — это самое острое оружие которое мы все имеем, и которое слишком часто оставляем в ножнах. Узнав мнения других, и особенно те мнения, не находящие в спектре допустимых, мы призваны размышлять о них, и составить наше. Но, чтобы это могло бы случиться, нам сначала надо выражаться откровенно.

Я хочу, чтобы мои дети так росли: со своим мнением, и со смелостью его выражать. Все родители учат детей не молчать, а говорить обо всём, что их беспокоит; и это правильно. Но с каким лицом мы можем учить их, если мы сами не можем говорить свободно? 

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.